Языки

  • Русский
  • Українська

Один пример настоящей любви

Содержимое

Когда наказание за преступление из непонятного страдания начинает  превращаться через живую любовь в подвиг обновления человека. 

Свой опыт возрождения Достоевский передает Раскольникову.

«Под подушкой его лежало Евангелие… Эта книга принадлежала ей, была та самая, из которой она (Соня Мармеладова - ред.) читала ему о воскресении Лазаря… До сих пор он ее и не раскрывал. Он не раскрыл ее и теперь, но одна мысль промелькнула в нем: «Разве могут ее убеждения не быть теперь и моими?»

Вот когда наказание за преступление из непонятного страдания начнет наконец превращаться через живую любовь в подвиг обновления человека.

Во всем замысле и исполнении романа  «Преступление и наказание» удивителен, конечно, не Раскольников, несмотря на всю правду – и художественную и религиозную – его образа, а Соня. Все величие в романе отдано ей. Она полюбила, но, собственно, кого? Красивого человека или в нем образ Христов?

Ведь ради любви к этому образу она не задумалась послать своего жениха на каторгу, то есть, может быть, на вечную с собой разлуку. Выходя из полицейского участка, не сделав признания, он шел прямо к ней, а она своими глазами послала его обратно. Любовь ко Христу, вновь распинаемому грехами людей, оказалась в ней сильней ее любви к жениху, и в свет этой ее божественной любви вошел «бывший студент» Раскольников.

Правда Христова, такая, казалось бы, неподходящая по суровости для романа, дана как самая нужная правда жизни, как то, без чего этой жизни и не может быть. Достоевский объявил своей правдой не вообще религию, не то нечто неопределенно-благородное, что часто выдается за христианство, а только христианство Голгофы. На мировое искусство легла тень от Креста.

«Христианство не поэма, а подвиг», – сказал недавно один русский старец-монах. Благодаря тому, что Достоевский не побоялся ввести эту великую мысль в свой роман, пронизал его идеей добровольного страдания для искупления греха, – рамки его человеческой поэмы раздвинулись в бесконечность, и обыкновенный роман XIX века стал духовным событием, стал проповедью христианского подвига, стал точно местом явления Христа в современности.

Сергей Фудель

Опубликовано: пн, 12/02/2018 - 19:22

Статистика просмотров

За час: 1
За сутки: 1
За неделю: 1
За месяц: 2
За год: 426
За все время: 426

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle