О неопознанности познаваемого образа Божия

Содержимое

Азы православной антропологии от архимандрита Сильвестра (Стойчева), старшего помощника ректора КДА по учебно-методической работе, профессора, кандидата богословия.

Антропология – раздел богословия и философии, посвященный раскрытию учения о человеке. Антропология является неотъемлемой частью практически всех философских и богословских систем. Античные представления о человеке, несмотря на их некоторую схожесть с христианскими, имеют отличия. Для последних характерным является акцент на человеке, на его особом положении в космосе, античная же мысль сосредоточена на космосе, его гармонии и красоте. Человек только часть этой вселенной, и он полностью детерминирован в своей жизни, некий заложник судьбы. Можно сказать, что в античном представлении человек лишь зритель мировой гармонии, тот, кто получает эстетическое удовлетворение от красоты вселенной.

Писание подчеркивает особенность человека уже повествованием о том, что созданию человека предшествует совет Пресвятой Троицы: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему, и да владычествуют он над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Быт. 1:26). Следует отметить, что в данном контексте совет не должен пониматься как некое обсуждение мнений(1) или пожеланий несколькими личностями. «Совет» – это волеизъявление Троицы единосущной и нераздельной не только сотворить человека; он касается и Самого Бога, Который в акте творения человека одновременно как бы соглашается и на Свое Воплощение и Страдания: «Великий Совет Бога и Отца есть окруженное молчанием и неведомое таинство домостроительства. Единородный Сын открыл и исполнил его через воплощение, став Вестником великого и Предвечного Совета Бога Отца»(2), – говорит Максим Исповедник. 

По удачному выражению свящ. Павла Флоренского: «Человек есть сумма мира, сокращенный конспект его»(3). Таким образом, в святоотеческом богословии также присутствует идея о человеке как микрокосмосе(4). Однако, в отличие от античных философов, отцы настаивали, что подлинное достоинство человека обусловлено все же не его схожестью с тварным миром, а его сродностью с Богом, так как человек создан «по образу и подобию»(5). Именно в этом залог величия человека, который, являясь частью космоса, все же свободен от него, не детерминирован условиями тварного мира(6). 

Святитель Григорий Нисский акцентирует эту двойственную причастность человека, с одной стороны, миру горнему, с другой – всему остальному созданию: «Человеческое естество есть среднее между двух неких, одно от другого разделенных и стоящих на самых крайностях, между естеством Божественным и бестелесным, и между жизнью бессловесною и скотскою; потому что в человеческом составе можно усматривать часть того и другого из сказанных естеств»(7). Святитель Фотий называет человека «связкой миров». Прп. Иоанн Дамскин пишет: «Но надлежало, чтобы произошло также и смешение обеих сущностей (имеется в виду бесплотной ангельской и материальной. – Прим. автора), которое свидетельствовало бы о высшей мудрости и щедрости в отношении обеих природ»(8). 

В контексте понимания двойственности человека в патристическом наследии можно встретить определение человека как животного разумного: «Совершенным определением человека будет такое определение: человек есть животное разумное, смертное»(9). Данное выражение может вызвать смущение, так как ассоциируется с Homo sapiens эволюционной теории. Однако это не тождественные понятия. Если в эволюционной теории человек разумный следствие эволюции, то в христианском богословии это выражение понимается как объединение в человеке умности горнего мира и «животности» мира материального. И то и другое в человеке задано изначально, а не является следствием процесса эволюции.

В Писании сказано, что человек создан последним в ряду творений. Святые отцы полагают, что такая хронология творения знаменует высшее достоинство человека, его царственное положение в иерархии созданных существ.
Таким образом, творение видимого мира происходило по принципу: от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному: «Итак, если Писание говорит, что человек создан был последним, после всего одушевленного, это означает не что иное, как то, что Законодатель философствует о душе нашей, следуя по необходимости некой последовательности в порядке и усматривая в завершающем совершенное... Природа совершает восхождение от низшего к совершенному»(10). 

Образ и подобие

Откровение говорит, что человек сотворен по образу и подобию, однако же не раскрывает значений этой пары понятий. Задаваясь вопросом, что же такое образ и подобие Божье в человеке, святые отцы отвечали по-разному. Прежде всего некоторые из них отождествляли эти понятия, то есть считали, что эти термины синонимичны. И такая точка зрения имеет основания, так как в нашем языке нередко употребляется ряд синонимичных понятий для того, чтобы подчеркнуть важность процесса или состояния, о котором говорим. То есть вполне допустимо говорить о совпадении объема смыслов пары понятий образ и подобие(11).

Некоторые отцы различали эти понятия, полагая, что их можно соотносить как статичное и динамичное. У св. Диадоха есть такое выражение: «Все мы, люди, созданы по образу Божию. Быть же по подобию Божию есть принадлежность только тех, которые по великой любви свободу свою поработили Богу»(12). Прп. Иоанн Дамаскин пишет: «Выражение: “по образу” – указывает на способность ума и свободы; тогда как выражение: “по подобию” – означает уподобление Богу в добродетели, насколько оно возможно для человека»(13).

Таким образом, большинство святых отцов считали, что образ – это способность двигаться к обожению, а подобие – сам процесс, направленный к обожению. Можно привести сравнение: образ и подобие соотносятся между собой как талант и его развитие в человеке. Многие имеют художественные или музыкальные способности, но только усердные добиваются успехов в этом роде деятельности.

Рассмотрев соотношения пары понятий образ/подобие, зададимся вопросами, что же такое образ Божий в человеке, какое именно смысловое наполнение этого понятия. Нередко святые отцы видели в образе ум, свободу, царственное положение(14), бессмертие или совокупность всех этих свойств(15).

Однако можно предположить, что было бы не совсем корректно поставить знак равенства между образом и одним из или всеми вместе перечисленными выше свойствами. Скорее, следует утверждать, что вышеуказанные отдельные свойства человеческой природы являются способом проявления образа Божьего, сам же образ остается непознаваемым.

Владимир Лосский говорит об определенной растерянности среди многообразных святоотеческих мнений по вопросу, что же такое образ Божий в человеке(16). В результате он приходит к выводу, что «образ непознаваемый, ибо, отражая полноту своего Первообраза, он должен также обладать и Его непознаваемостью. Поэтому мы и не можем определить, в чем состоит в человеке образ Божий»(17). Несмотря на определенную правильность этого утверждения, все же не следует полагать, что святоотеческое учение по этому вопросу осталось неразработанным и/или спутанным. Многообразие толкований лишь подчеркивает трудновыразимость этой тайны.

Святые отцы практически единогласны в том, что образ Божий относится к душе человека(18). Исключением в данном случае является мнение святого Иринея Лионского(19), полагавшего, что образ Божий включает и телесность человека. Епископ Сильвестр причину такого мнения святого отца видит в полемической необходимости доказать тем, кто отрицал людскую телесность и видел в ней зло, что и тело человека создано Творцом(20).

Важное место в понимании библейского рассказа о сотворении человека по образу Божьему занимает сопоставление библейского повествования о сотворении по образу с апостольскими выражениями о Христе как образе ипостаси Бога Отца (Евр. 1:3; 2 Кор. 4:4). Подлинный Образ Бога Отца есть Вторая Ипостась, Божественный Логос. Именно по Образу Логоса сотворен человек(21): «Образ Божий есть Его Слово образ же Слова – истинный человек… который поэтому называется сотворенным по образу и по подобию Бога»(22). Эта идея нашла дальнейшее развитие в учении о том, что человек не просто образ Второй Ипостаси, но образ Воплощенного Логоса(23).

Кроме того, будучи сотворенным по образу Второй Ипостаси – Бога Сына, человек еще и выделяется из общего ряда творения в особое состояние, сыновство, которое было утрачено в следствие грехопадения, но восстановлено во Христе: «Все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса» (Гал. 3:26), «Мы в себе стенаем, ожидая усыновления» (Рим. 8:23), «Бог послал Сына Своего (Единородного)… дабы нам получить усыновление» (Гал. 4:4–6), «Ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа» (Гал. 4:7)(24).

Архимандрит Сильвестр (Стойчев)

Примечания:

1. Хотя у некоторых святых отцов и встречается подобная мысль, однако и она сводится к идее особенности человека в ряду творений. Например, свт. Иоанн Златоуст пишет: «Потому что это сотворим добавляет указание на совет, размышление и взаимное совещание равночестных Лиц. Но ради кого было остановлено творение, кому была оказана такая честь? Это был человек: великое и дивное существо, которое из творений всего драгоценнее для Бога... Для того и совет, и размышление, и совещание: не потому, что Бог нуждается в совете – да не будет! – но чтобы самим образом речи явить оказанную нам в творении честь» // Толкование на Книгу Бытия. 2.1.
2. Максим Исповедник, прп. Главы о богословии и домостроительстве воплощения Сына Божия, 2.23.
3. Флоренский Павел, свящ. Макрокосм и микрокосм // Богословские труды. № 24. С. 234.
4. Подробней см.: Малков П. Ю. Человек: микрокосм или макрокосм? (Святоотеческий взгляд на проблему) // Ежегодная богословская конференция. М., 1999. С. 18–21.
5. Григорий Нисский, свт.: «Говорили: человек-микрокосмос и, думая возвеличить человеческую природу этим напыщенным наименованием, не заметили, что человек одновременно оказывается наделенным качествами мошек и мышей».
6. См., например, Антропоцентризм // Антисери Д., Реале Дж. Западная философия от истоков до наших дней. Т. 2. Средневековье. М., 1997. С. 11–12.
7. Григорий Нисский, свт.  Об устроении человека, гл. 16; также: «И творит живое существо, словно некий смешанный мир, сродный обоим мирам и состоящий, с одной стороны, из нетелесной, бессмертной и нетленной души, а с другой – из вещественного и зримого тела» // Анастасий Синаит, прп. Три слова об устроении человека по образу и по подобию Божьему, 1.1.
8. Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение Православной Веры // Книга 2, глава XII «О человеке».
9. Иоанн Дамаскин, прп. Философские главы, гл. 8.
10. Григорий Нисский, свт.  Об устроении человека, гл. 8.
11. «Образ и подобие Божие не нужно изъяснять как две различные между собой вещи: потому что в слове Божием часто употребляется одно из этих слов в том же значении, как и оба вместе» // Филарет (Дроздов), свт. Записки, руководствующие к основательному разумению Книги Бытия, заключающие в себе и перевод сея книги на русское наречие. 
12. Диадох Фотикийский, св. Сто глав о духовном совершенстве, 4; также: «И хотя возможность совершенства была изначально дана ему в достоинстве образа, он сам, своими делами должен в конце добиться совершенного подобия» // Ориген, О началах 3.6. 1; «Если бы Он сотворил тебя и по подобию, в чем была бы твоя заслуга? за что бы тебя венчать? Если бы Создатель все даровал тебе, как бы открылось для тебя Царство Небесное? Ныне же одно даровано, а второе оставлено незавершенным, чтобы ты мог завершить его сам и стать достойным награды Божией» // Григорий Нисский, свт. Об устроении человека.
13. Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение Православной Веры // Книга 2, глава XII «О человеке».
14. На то, что образ есть именно царственное положение, некоторые экзегеты видят указания в последовательности библейского теста о творении человека, где сначала говорится о создании «по образу и по подобию», и сразу за этим сказано «да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Быт. 1:26).
15. Фотий, свт. «То, что человек возник по образу Божию, некоторым
пришло на ум понимать как разумность и свободу воли, а
другим – как главенство и высоту господства, ибо и в том, и в другом создание может отображать Создателя» // Фотий, свт. Избранные трактаты из «Амфилохий», трактат № 36. М., 2002. С. 137.
16. «Если мы захотим найти в творениях свв. отцов точное определение того, что именно соответствует в нас образу Божию, то рискуем растеряться среди различных утверждений, которые хотя друг другу и не противоречат, но тем не менее не могут быть отнесены к какой-то одной части человека» // Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. М., 1991.
17. Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. М., 1991. С. 90.
18. Смотрите также: Деяния Вселенских Соборов. СПб., 1996. Т. 1. С. 47–48. Такого же мнения придерживается еп. Сильвестр (Малеванский). Подробнее см.: Сильвестр (Малеванский). Догматическое богословие. Т. 3. С. 277–278.
19. «Чрез Cына и Духа человек, а не часть человека создается по подобию Божию. Душа же и дух могут быть частью человека, но никак не человеков; совершенный человек есть соединение и союз души, получающей Духа Отца, с плотью, которая создана по образу Божию» // Ириней Лионский, свмуч. Обличение и опровержение лжеименного знания. V.6.1.
20. «Ввиду ложных дуалистических учений о человеческом теле, как о чем-то низком и злом, чтобы поднять значение последнего, и на него распространяли образ Божий, по которому создан был человек, но, делая это, они вовсе не думали тело признавать одинаковым наравне с душою участником в образе Божием, а хотели этим выразить только ту мысль, что и тело не чуждо известной доли причастия образу Божию, так как оно создано непосредственно Самим Богом, и создано для того, чтобы служить приличным жилищем, органом и выразителям души, а вместе с сим и быть достойным храмом, носителем или наружным выразителем самого образа Божия» // Сильвестр (Малеванский). Догматическое богословие. Т. 3. С. 279.
21. Блж. Августин считает, что человек сотворен не только по образу Второй Ипостаси, но по образу всей Святой Троицы, см.: Августин Иппонский, блж. О Троице, 12.6.
22. Климент Александрийский. Протрептик, 10.98; также: «Хотя в прежние времена было сказано, что человек создан по образу Божию, это не было показано (самим делом), ибо еще было невидимо Слово, по образу Которого создан человек. Поэтому он и легко утратил подобие. Когда же Слово Божие сделалось плотию, Оно подтвердило то и другое, ибо и истинно показало образ, Само сделавшись тем, что было Его образом, и прочно восстановило подобие, делая человека чрез видимое Слово соподобным невидимому Отцу» // Ириней Лионский, свмуч. Обличение и опровержение лжеименного знания. V.15.
23. Подробнее см.: Панайотис Неллас. Первообраз человека: воплощенное Слово // Обожение. Основы и перспективы православной антропологии. М., 2001. С. 36–49.
24. Сравните с чинопоследованием Таинства Крещения: «Обновление духа, сыноположения дарование, одеяние нетления, источник жизни», «да во всяком деле и слове благоугождаяй Тебе, сын и наследник будет Небеснаго Твоего Царствия».

Опубликовано: вт, 06/12/2016 - 16:25

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 4
За последние 30 дней: 20
Всего просмотров: 248

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle