Митрополит Онуфрий не говорил о недопустимости служения на украинском языке

Содержимое

«Ни один язык не дает ключ для постижения Таин Божьих»,  заметил Блаженнейший Онуфрий.

Прискорбно, что редакции Рravlife приходится возвращаться к далеко не рождественской праздничной теме, а говорить о вещах нелицеприятных. Умолчать о них тоже нельзя. Ведь речь идет о критике Предстоятеля Украинской Православной Церкви, которую с  упоением вот уже неделю цитируют  различные светские СМИ, а отдельные – так просто торжествуют.

И все бы ничего: к инсинуациям и лжи в адрес УПЦ от ряда телеканалов, Интернет-ресурсов и печатных СМИ все уже давно привыкли, если бы не одно «но». Цитируют-то они не какого-нибудь опального батюшку-раскольника или завравшегося политика, а известного в Украине митрополита Александра (Драбинко), исполнявшего на протяжении ряда лет обязанности секретаря покойного митрополита Владимира (Сабодана).

Еще печальнее – иерарх, уже неоднократно уличаемый в одиозных заявлениях и формулировках, комментирует ответ Блаженнейшего митрополита Онуфрия на отчетном собрании духовенства Киевской епархии, где он сам лично обещал в присутствии 600 священнослужителей не допускать подобных ошибок, не выносить церковную проблематику и дискуссионные внутренние вопросы Церкви за ее пределы.  А тем более – не использовать медийные площадки сомнительных СМИ для характеристик церковной жизни. 

Но буквально на следующий день по волнам Интернета поплыли новые цитаты митр. Алексадра (Драбинко), на все лады комментируемые средствами массовой информации. Один клик в поисковике – и на экране компьютера рябит от подобных публикаций. Одни названия чего стоят: «Митрополит Драбинко высказался о запрете Онуфрия служить на УКРАИНСКОМ языке» («Аргумент»), «Митрополит Александр Драбинко ответил на заявление Онуфрия: Служили и будем служить на украинском языке» («Главком»), «Подчиненный митрополита Онуфрия: украинскому языку в церквях быть» («РБК-Украина») и т. п.

Практически все ресурсы цитируют владыку Александра: «Я не могу давать какую-либо характеристику позиции священноначалия. Вероятно, таково воспитание этого человека – возможно, он не воспринимает украинский язык. Не думаю, что это можно назвать системным подходом к вопросу. Служили и будем служить на украинском языке».

При этом никто не удосужился перепроверить, найти первоисточник или аудиозапись комментария митрополита Онуфрия на этот счет, его дословный ответ на присланную записку из зала с вопросом о значении в православных богослужениях украинского языка. Сразу оговоримся: митрополит Киевский не говорил о недопустимости служения на украинском языке, на котором он, как правило, изъясняется, но лишь выразил свое личное отношение к древнему церковно-славянскому языку равноапостольных Кирилла и Мефодия, бережное хранение которого является требованием и к верующим ХХІ века.

Еще раз подчеркнем: вырванная из контекста собрания мысль Блаженнейшего не носила в себе официальную формулировку Церкви по отношению к богослужениям на украинском языке. Блаженнейший митрополит Онуфрий не хуже владыки Александра знает о решениях Синода УПЦ на этот счет, и упразднять их никто не собирается. Да, на отдельных приходах, паства которых желает посещать служения на украинском языке – Церковь официально их допускает. И Блаженнейший митрополит Онуфрий высказывал свое мнение как раз предполагая, что вся аудитория знает об этих решениях как само собою разумеющихся. Он лишь акцентировал на мысли о том, что не язык ведет к спасению, но исполнение заповедей Христовых, очищающих сердце человека и направляющих в Царство Божье. Владыка же Александр не захотел этого услышать или намеренно передернул смысл сказанного и объявил свое резюме: «Вероятно, таково воспитание этого человека – возможно, он не воспринимает украинский язык». Хотя митр. Александр Драбинко не мог не слышать, как Блаженнейший говорил, что украинский – его родной язык и он такой же поэтичный, яркий, как и церковно-славянский. 

Приводим текст на языке оригинала.

«Для нас, українців, слов’янська мова є такою ж рідною, як і українська. Це співуча, красива, поетична мова. І коли людина хоче прикрасити свою промову, вона вживає вирази типу Не хлебом единым жив человек” та інші. Звичайно, проповідь має бути на сучасній мові. Але богослужіння проводиться на старих мовах скрізь: греки служать на старогрецькій, грузини – на старогрузинській, англомовні народи служать на староанглійській… А ми служимо на старо-слов’янській. Навіть румунська мова, яку я непогано знаю, – адже в єпархії, де я служив, було понад сто молдавських приходів – не схожа на ту, якою розмовляють між собою румуномовні віруючі. На Богослужінні  використовується багато церковно-слов’янських термінів та слів. Так що ми служимо на тій мові, на якій служили наші предки.

Якщо людина їде працювати до Китаю, приміром, чи Туреччини, щоб заробити якусь копійку, вона вивчає декілька слів, щоб можна було спілкуватись. А якщо людина хоче заробити спасіння, вона не повинна лінуватись вивчати мову, яка допомагає в цьому. Ми хочемо, щоб все нам дали на тарілочці, легко, без зусиль. Я знаю українську мову, я виріс в ній, знаю російську, але жодна мова не дає ключ для пізнання Таїн Божих. Для пізнання Таїн Божих потрібне чисте серце». 

Опубликовано: вс, 03/01/2016 - 13:36

Статистика просмотров

Всего просмотров: 2,515
За последние 30 дней: 7
За последние 7 дней: 2
За последние 24 часа: 1

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle