Милостыня – царица добродетелей

Содержимое

Проповедь на апостольское чтение восемнадцатой Недели по Пятидесятнице.

Весь нынешний отрывок из Апостола посвящен милостыне. Перед нами изобилие удивительных мыслей, раскрывающих красоту данной добродетели. «Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет» (2 Кор. 9:6), – пишет апостол Павел. Итак, подаяние милостыни сравнивается с сеянием. Для чего сеет человек? Для того, чтобы приобрести больше. Сеем пшеничное зерно – надеемся получить колос. Бросаем в землю две-три картофелины – ожидаем десяток взамен. То же и с милостыней. Дай неимущему сколько можешь. Не бойся, не обеднеешь. Никто еще не разорился из-за щедрости. «Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей» (2 Кор. 9:10), – обещает Апостол.

Более того, Бог воздает за наше милосердие не только материальными благами. Представим, что на улицах наших городов установили обменный пункт, где меняют гривны на доллары по курсу «один к одному». Вы отдаете в окошко гривну, а вам взамен протягивают доллар. Наверное, мы бы открыли все свои запасы, опустошили все карманы, сняли с банковского счета все деньги, чтоб все до копейки перевести в вожделенную валюту. А милостыня, братья и сестры, конвертирует любые купюры в благодать Божию. Кажется, сколько должно появиться желающих такого обмена! Ведь все вокруг такие верующие. Но мы вдруг проявляем в этом деле удивительную неторопливость, рассудительность, неспешность. «Деньги взамен на благодать, говорите? Да, здорово, конечно. Я ведь тоже верующий. Правда (извини, Бог!), больше пяти монет сегодня дать не могу. Увы, увы! бедность заела, понимаете ли. Жена нависает, дети обсели... Приходи завтра, Бог. Тогда, быть может, поменяемся».

Почему сеятель сеет много с надеждой получить большее, а мы отдаем так мало, хотя Господь пообещал нам выгодный обмен? Потому что у нас очень слабая вера. Милостыня – акт веры. Веры в то, что ты даешь не в неизвестность, не в вакуум, а в вечность. Даешь себе на благо. Богатеешь добрыми делами в жизнь вечную, «как написано: расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век» (2 Кор. 9:9).

Далее. Бог желает, чтоб мы «всем богаты были на всякую щедрость» (2 Кор. 9:11). Господь любит щедрого и великодушного, ибо Сам щедр и великодушен. Но нам необходимо соблюсти одно условие: «Каждый [уделяй] по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор. 9:7). Оказывается, угодная Богу милостыня совершается с радостью, добровольно, без пошлого сожаления об «оторванном куске».

В Книге Второзаконие есть фрагмент, когда Господь говорит о  необходимости помогать бедному брату. При этом подчеркивается: «Когда будешь давать ему, не должно скорбеть сердце твое» (Втор. 15:10). У евреев была поговорка: «Лучше принять друга с радостным лицом и ничего не дать ему, нежели дать ему все с мрачным видом лица». Сенека писал, что предпочтительнее не давать ничего, нежели давать колеблясь и с запозданием. Действительно, жертвовать можно по-разному. Митрополит Антоний Сурожский рассказывал два замечательных случая, касающихся темы милостыни. Один из его знакомых помогал нищим следующим образом. Он запускал бродягу в горницу, строго приказывал «стать здесь» и «дальше не идти», выносил тарелку супа, с нетерпением ждал, когда тот поест, затем давал ему немного денег и говорил: «Ну, что же, ты получил еду и деньги, теперь прощай». А вот другой случай. Преподаватель школы, в которой учился будущий Владыка, шел на уроки. У дороги сидел нищий. Проходя мимо него, учитель остановился, снял шляпу и что-то сказал. Нищий вскочил, обнял преподавателя и заплакал. Все это видели ученики издалека и после занятий окружили учителя, наперебой спрашивая, что произошло между ним и просящим. В конце концов преподаватель рассказал. Оказывается, он шел через весь город пешком, не имея денег на транспорт. И ему стало жаль нищего, что тот стоит на холоде, а у него и подать-то нечего. Тогда учитель снял шляпу, и сказал ему: «Прости меня, брат, я бы очень хотел помочь тебе, но у меня нет ни гроша». И нищий, потрясенный этим теплым, человеческим словом, обнял преподавателя и заплакал. Впоследствии бродяга говорил детям, что за всю его нищенскую жизнь никто не дал ему больше, чем тот школьный учитель, который за грязью и лохмотьями прозрел в нем образ Божий.

Можно пожертвовать так, что от наших даров человек придет в уныние. А можно не дать ничего, но возродить к жизни улыбкой и приветливым словом. Такова тайна общения человеческих душ, такова тайна любви. Любовь к Богу и человеку как раз и есть та соль, которой необходимо осолить всякую жертву (см. Мк. 9:49). Любовь есть то, без чего жертва будет с изъяном. Евреям было запрещено приносить Богу жертву, имеющую порок – слепое, хромое, паршивое животное. В новозаветное время любая из наших духовных и материальных жертв окажется порочной, если не пропитается искренней любовью к Богу и хотя бы жалостью – к человеку. Где нет любви, там жертва не является жертвой и способна вселить в душу гордыню, надменность, тщеславное чувство «исполненного долга». Да убережет нас Господь от таких порочных жертв, огорчающих Его любовь к нам.

«Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет». А кто сеет без любви, вовсе не увидит урожая. Пусть Христос поможет нам полюбить милостыню – царицу добродетелей, которая уже ввела в Небесное Царство многих святых. Полюбим милостыню, и она поведет нас следом за святыми. Полюбим ее, и она научит нас любить самого Христа. Аминь.

Сергей Комаров

Теги

Опубликовано: пт, 21/10/2016 - 15:11

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 0
За последние 30 дней: 2
Всего просмотров: 305

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle