Каким образом первомученик и архидиакон Стефан учит нас общаться с живым Богом

Содержимое

На третий день Рождества Христова 9 января по новому стилю Церковь празднует день памяти святого апостола, первомученика и архидиакона Стефана, который был уникальной и сильной личностью с одной стороны, а с другой – являлся ярким представителем христианской Церкви, которая только-только появилась на свет.

Как и многие христиане того времени (о, как этого не хватает сегодня, мне кажется!), он полюбил Господа нашего Иисуса Христа всем своим существом, и всю свою жизнь, все свои имущество, силы и время Стефан посвятил служению Ему. Святые отцы сравнивали вещество человеческой души с пламенем. Она всегда чем-то горит: страстью ли к карьере, заработку денег, какому-то роду удовольствий плотских. У святого же апостола Стефана душа горела правильно: подобно святым серафимам, она пламенела любовью к Богу.

Благодаря книге Деяний святых апостолов, написанной святым апостолом и евангелистом Лукой, мы можем с Божьей помощью приблизиться к тому уникальному совершенно миру, к которому принадлежал Стефан – к общине первохристиан.

Напомним же себе удивительные и прекрасные слова о первых христианах: «И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба (т. е. Евхаристии, причащении Тела и Крови Христовых. – Прим. авт.) и в молитвах. Был же страх на всякой душе; и много чудес и знамений совершилось через Апостолов в Иерусалиме. Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви <…> У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего не называл своим, но все у них было общее» (Деян. 2:42–47; 4:32).

В такой именно общине возрастал святой Стефан, ставший по благоволению Святого Духа и апостольскому возложению рук первым в истории диаконом и первым в истории мучеником, который непосредственно пострадал за Христа. Как повествуется в книге Деяний cвятых апостолов: «И угодно было это предложение всему собранию; и избрали Стефана, мужа, исполненного веры и Духа Святаго…» (Деян. 6:5). Его поставили старшим и первым между семью диаконами, потому он именуется архидиаконом. 

Служение диакона (или диакония, что, собственно говоря, и переводится с греческого языка как «служение») несколько отличалось от служения современного диакона. Сегодня фактически главным делом диакона является помощь при богослужении священнику или архиерею, так сказать, сослужение им. В I же веке на диаконах лежала и огромная общественная нагрузка: они распределяли материальные блага среди верующих и нуждающихся, следили за тем, чтобы в общине не было голодных и обделенных, разносили Святые Дары больным и, конечно, помогали при богослужениях.
Сердце святого первомученика и архидиакона Стефана, исполненное веры и любви к Богу и к людям в полной мере реализовало себя в диаконском служении. Он совершал дела милосердия, различные чудеса и при этом громогласно и безбоязненно проповедовал Христа Воскресшего. И никто не мог противостоять ему в деле проповеди, как о том повествуется в Деяниях: «…но не могли противостоять мудрости и Духу, Которым он говорил» (Деян. 6:10).

Это, конечно, еврейские начальники, князья и священники сочли для себя слишком опасным. Они поступили со Стефаном в точности как некогда с Христом. Только власти у них теперь было несколько больше. Для распятия Спасителя им потребовался римский прокуратор, так как они сами в синедрионе не могли выносить смертный приговор, здесь же, воспользовавшись своим положением и политической ситуацией, первосвященники лукаво состряпали дело, вынесли приговор «хула на Бога» и побили святого Стефана камнями после длительной дискуссии с ним, где он доказывает на ветхозаветных примерах, водительствуемый Духом Святым, что Христос есть истинный Бог. Его речь составляет в Книге Деяний святых апостолов почти целую главу – седьмую.

Примечательно, что перед смертью Стефан произносит почти те же самые слова, что Господь наш Иисус Христос перед распятием: «Господи Иисусе! Приими дух мой. И преклонив колени, воскликнул громким голосом: Господи! не вмени им греха сего. И, сказав сие, почил» (Деян. 7:59, 60).

Распятие Христово: «Вели с Ним на смерть и двух злодеев. И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают <…> Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И сие сказав, испустил дух» (Лк. 23: 32–34, 46).
Но вот что еще интересно в смерти Стефановой: «Стефан же, будучи исполнен Духа Святаго, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога, и сказал: вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога» (Деян. 7:55, 56).

Не это ли нам прекрасное назидание и сладчайшее утешение?! Ради чего мы трудимся? Ради чего подвизаемся, страдаем, боремся с собой? Ради философской ли идеи? Ради отвлеченной теории, абстракции? Нет. Ради только лишь морального очищения и нравственного удовлетворения? Тоже не совсем. Вернее, и это тоже, но суть все равно глубже. И она такова: мы страдаем, мучаемся, боремся с собой, со страстями, с бесами ради главного – ради живого Бога, Который постоянно пребывает вместе с нами, как Он пребывает в жизни первомученика и архидиакона Стефана. Именно это ощущение Бога, Находящегося рядом с ним, и давало ему силы жить, так пламенно и всецело жертвуя собой служить, проповедовать и умирать. Стефан точно непременно знал: Бог постоянно с ним и как Свое любимое малое дитятко ведет его за руку по жизни, главное эту детскую ручку не вырывать, но покрепче сжимать отеческий большой теплый палец – и тогда все будет хорошо.

Мы должны также знать, что если мы также с горячим, а не с теплохладным сердцем будем служить Богу и людям, совершая молитвы, участвуя в жизни Церкви, в церковных Таинствах, совершая дела милосердия, смиренно претерпевая все те скорби и мучения, которые выпадают нам в жизни (ведь жизнь наша – это и есть восхождение на Голгофу, без которой не бывает и воскресения), если мы будем совершенствоваться в главном деле – в науке любви, которая и врагов и милует, и прощает. Тогда… О! Тогда Очищенному, любящему сердцу в царственной славе, рождая сладкое блаженство сердца, явится Христос и позовет за Собой.

Блаженнии чистии сердцем, яко тии Бога узрят.

Но для этого всего главное наполнить свое сердце верой в Того, Кто и так наполняет Собой каждый атом мироздания, каждый потаенный уголок наших душ и каждую клеточку наших тел. Потому что только Он и есть жизнь, без Него разрушилось бы все. Но Всевышний делает это тихонечко, незаметно, исподволь, не насилуя волю человека, ожидая, когда мы остановимся в нашем суетном беге и обратим внимание на Него.

И если только произойдет это таинство богообщения в сердце человеческом, то такой человек, подобно святому первомученику и архидиакону Стефану, поймет, что больше ничего в этой жизни и не надо, что это и есть высшая радость, высшее блаженство и высшая цель человеческого бытия: если не увидеть, то хотя бы предощутить славу Иисуса в тайниках собственного сердца и внутри себя пойти Ему – живому Богу-Иегове (Сущему) – навстречу.

Святый первомучениче и архидиаконе Стефане, моли Бога о нас!

Иерей Андрей Чиженко

Опубликовано: пн, 09/01/2017 - 13:45

Статистика просмотров

Всего просмотров: 237
За последние 30 дней: 1
За последние 7 дней: 0
За последние 24 часа: 0

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Социальные комментарии Cackle
Реклама: