Какие вопросы ставит перед нами день Жен-Мироносиц?

Содержимое

В это воскресенье, как всегда в третью Неделю по Пасхе, мы празднуем с Божьей помощью день Жен-Мироносиц – первых свидетельниц и первых сердечных творцов этого спасительного глаголания: «Христос Воскресе!»

Издревле этот день почитался в православной традиции как день женщины, верной и любящей Христа, Церковь, мужа, семью.

И в этот день нужно, наверное, было бы сердечно и тепло поздравить всех женщин с праздником. Но сердце переполнено болью, тревогой, которой хочется поделиться. Разделить с вами эту ношу, дорогие братья и сестры. Разделить эту тяжелую скорбную ношу священника…

…Разделить ее не для того, чтобы нагнать какого-то уныния и мрака, нет, но для того, чтобы обозначить проблему, понять ее, ударить со всей силы в общественный набат, царь-колокол (!!!), чтобы совместно с Божьей помощью находить выход из ситуации.

Речь идет о разводах. Из практического священнического опыта хочется сказать, что проблема разрушающейся семьи – одна из главных, которые люди ставят перед священнослужителем. И это страшно! Это воистину страшно. Массово обращаются за советом к батюшке по поводу разводов. И это то же самое, что взять молот или динамит и начать разрушать храм. Ведь семья – это тоже малая церковь. Причем, что еще страшнее: заложниками данной ситуации, зачастую эгоистической войны мужа и жены, становятся дети. Никто о них не думает! А в большинстве случаев они и вовсе превращаются в средство для шантажа! Развод, неполная семья и ее результат: ребенок идет в мир, в жизнь с тяжелейшей раной в душе, от которой он, дай Бог, чтоб оправился! И кто сможет с уверенностью сказать, что этот вот маленький человечек со временем не начнет мстить, не будет выплескивать свою боль в мир?

И чем, я спрашиваю вас, родители разводящиеся, лучше развод аборта? Аборт – это очевидное убийство из эгоистических корыстных побуждений. Развод – это попытка этого убийства, только в душевном плане. Родители берут нож своего эгоизма и вонзают его в чистую и хрупкую прозрачность детской души. Вот что такое развод. Если честно. Без оправданий.

И страшно то, что эта ужаснейшая социальная катастрофа в рамках отдельно взятой семьи происходит сплошь и рядом. Ее пытаются оправдать. Ее пытаются замазать и не замечать. В ней пытаются обвинить противоположную сторону – мужа или жену.

Но математический результат этой катастрофы всемирного, без сомнения, масштаба – тысячи маленьких человечков, которые пошли в мир с ножом в сердце, с пробоиной ниже ватерлинии в корпусе своих жизненных кораблей. Они стали взрослыми лет на пятнадцать, чем положено. Они – дети войны. И что они принесут миру, как не новую войну? Ведь родители им-то подарили в наследство войну! Катастрофа планетарного масштаба!

И эта катастрофа похуже Хиросимы и Нагасаки, и Чернобыля, и Второй мировой войны. Потому что указанные беды рождаются в детской боли и ненависти к миру, который ранил нежную детскую душу.

Вот в чем состоит правда бытия. Вот о чем, мне кажется, с Божьей помощью нужно задуматься родителям, мужу и жене, прежде чем разводиться. Имеют ли они на это право? И что они строят на земле: ад или рай? Что они насаждают: ненависть, эгоизм, страсть удовлетворять свои похоти или  служение, самопожертвование, любовь?

Что же хочется сказать современным мужчинам и женщинам с Божьей помощью? В двух словах…

Мужчины…

Во многом виноваты мы сами. Мы в семье – образ Христов. Мы – священники для своей семьи. Мы – проводники для нее в Царствие Небесное. Мы – главные молитвенники за свои семьи, за свои роды. Как святые патриархи Авраам, Исаак, Иосиф.

Приведу воспоминание святителя Николая Сербского (Велимировича) о своем детстве. Дедушка его ранним утром будил всю семью и ставил на молитву, которую сам начинал. То же происходило до и после еды и вечером. И посмотрите, в роду этого дедушки – выдающийся сербский святой – светило мирового Православия.

В этом и состоит главная мужественность мужчины – не в курении, не в пьянстве, не  в супружеских изменах и не в доказательстве себе, жене и всем окружающим, какой я «мачо».

Нет. Мужественность мужчины заключается в том, что он в семье – образ Христов, священник, проводник семьи в Царствие Небесное, ее устроитель на основах заповедей Божиих.

Вслед за мужчиной теряет свою женственность женщина. И вместо тихой кроткой любящей Бога, мужа и детей хранительницы домашнего очага – кто угодно. Только не женщина: политик, руководитель, карьерист, амбициозный и мужественный деятель, «мужик в юбке», но не женщина.

Как пел В. Бутусов: «Но что будет с нами, если женщина станет войной?»

Так вот, дорогие, женщина УЖЕ становится войной. Нужно возвращаться к миру, к тишине, не к страсти, но к любви жертвенной.

Ведь дом – это крепость. Это отрада и утешение. Это чистые пруды, застенчивые ивы, как у И. Талькова. Мир и так жесток и воинственен. И если муж, жена, ребенок, приходя в семью, застает там войну, то…

…Это ужасная драма. Я лично знал людей, которые умирали лет на тридцать раньше из-за того, что у них в семье была война, испепелявшая их.

Но что тогда семья? Семья – это малая церковь. Не голливудская фабрика грез, и не бразильский телесериал, и не индийское кино. Нет. Семья – это малая церковь. А какая самая главная функция человека в Церкви? Это служение Богу и людям. Может ли священник снять с себя подрясник, крест, поручи и епитрахиль и сказать: «Знаете что!!! До свиданья»? Не может. Он ДОЛЖЕН служить, несмотря ни на что. В алтаре его ждет Христос. Несмотря ни на что, Литургия должна служиться. Священник должен растворять себя в небе, растворять себя в людях, чтобы небо спускалось на землю, чтобы совершалось дело спасения рода человеческого. Могу ли я хотя бы попытаться прервать эту святейшую Божественную миссию? Не могу, не имею права. Епитрахиль – это ярмо, поручи – это узы. Не имею права покинуть пост. Взирая на Распятого Христа, не имею права покинуть пост. Он же не покинул.

Точно так же и в семье. Это тот же пост. Та же самая ниточка спасения. Не похоть только, не удовольствие только и не подминание другого человека под себя. Нет. Но взаимное общение любви и взаимный союз, подвигающий членов семьи ко спасению. Да, через скандалы, быть может, через скорби, но через тернии – к звездам. К звезде Христовой.

Могу ли я разорвать по своему эгоистическому самочинию этот союз спасения – этого воистину дела Божьего? Вот о чем, мне кажется, должен спрашивать себя каждый человек, решающийся на развод.

Распятый Христос со страшной мукой взирал на Пресвятую Богородицу и Жен-Мироносиц с Креста, Распятый же за них – за все человечество. Так и мужчина должен приносить себя в жертву семье. Точно так же, как и женщине следует уподобляться Жене-Мироносице, которая, несмотря на угрозу смерти, на тяготы и скорби, и побои, должна служить своему Богу и своей семье как малой церкви. И в такой семье ребенок будет чувствовать себя не лишним чужаком, не волчонком, загнанным в угол, и не больным уродом, но воскресением Божиим, обновленной во Христе тварью, Ангелом земным и небесным человеком, чудом Господним, любовью вселенской…

И в таких семьях родятся свои еще Велимировичи, и Николаи Чудотворцы, и Марии Магдалины, и Сергии Радонежские…

Нужно только, дорогие родители, обратиться от служения себе к служению Богу, мужу (жене), детям…

Иерей Андрей Чиженко

Опубликовано: пт, 28/04/2017 - 11:42

Статистика просмотров

Всего просмотров: 759
За последние 30 дней: 759
За последние 7 дней: 2
За последние 24 часа: 0

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Социальные комментарии Cackle
Реклама: