Как правильно молиться об умерших ежедневно и в святые дни

Содержимое

Об этом наш разговор с епископом Боярским Феодосием (Снегиревым), викарием Киевской епархии.

– Ваше Преосвященство, в Вашем ведении находится кладбищенское благочиние Киева, Вы наставляете, ведете беседы с духовенством, которое несет послушание на кладбищах столицы. Ежедневно  из этой  жизни уходят люди, это огромное испытание  не минует  ни одного  человека. Христиане верят в Жизнь  Вечную и  чают воскресения мертвых. Но многие люди  не умеют справляться с утратой близких людей– родителей, братьев, сестер, а иногда и детей. Впадают в депрессию, скорбят безутешно, теряют смысл жизни. Что Вы посоветуете им как пастырь Церкви Христовой?

– Действительно, многие люди, потерявшие своих близких, не могут перенести эту жизненную трагедию, очень тяжело ее переживают. Христианам в этом отношении намного легче. Мы верим в то, что жизнь не заканчивается смертью, ведь «Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы» (Лк. 20:38). А наши близкие, переступившие порог вечности, могут водвориться там, где нет уже ни болезней, ни печали, ни воздыханий, но жизнь бесконечная, жизнь с Богом.

Тем не менее шаблонные рассуждения священника на тему «ему там сейчас лучше, чем было здесь, ваш родственник теперь на Небесах» не могут принести скорбящему утешения, если он не религиозен, хотя и считает себя верующим. Хуже того, такая «поддержка» может лишь ещё больше расстроить и даже раздражить маловерующего человека, который переживает потерю близкого. А кроме этого, часто в такой поддержке ясно слышится фальшь. Неискренне звучит утешение, если пастырь сам не сопереживает скорбящему, если сам не верит своим словам, а говорит их для галочки.

Поэтому дело пастыря – со всей силой веры, с силой слова и собственного молитвенного опыта общения с Богом убедить скорбящих родственников в реальности загробного мира. Убедить их в яви того, что умерший и сейчас существует, осознает себя, все помнит и понимает. Более того, в первые дни по смерти видит тех, кого он знал и любил. И при этом очень нуждается сейчас в их любви и соучастии. Это – чистая правда. Не нужно обманывать горюющих, что якобы у умершего «там» уже всё хорошо. Как правило, для большинства – не очень хорошо. Но и унывать и отчаиваться нет причин, ведь всё поправимо. Пока родные живы – всё поправимо! И если они действительно любят покойного, если хотят с ним ещё встретиться, то надо будет потрудиться для ушедшего любимого... Не только памятник на могиле поставить, но главное – потрудиться в молитве, милостыне, исправлении своей собственной жизни. В этом труде родственники найдут великое утешение и укрепление для себя, а главное – помогут покойному. И в сердце затеплится молитвенный огонек надежды, что когда-то мы вновь обязательно встретимся.

Момент смерти близкого – переломный для любого человека. И ответственность пастыря Церкви на этом переломе – зажечь огонь веры в сердцах людей, помочь им пережить утрату и самим стать христианами.

– А как быть с самоубийцами? Можно ли молиться о самоубийцах и как?

– Самоубийство – это действительно страшный поступок. Господь наделил нас разными дарами и талантами, которыми человек волен распоряжаться сам. Но распорядителем главного дара – жизни, люди не являются. Жизнь наша и время ее окончания должны находиться только в руках Божиих. Потому самоубийство – тяжелый и непоправимый грех. По церковным правилам, покончивший жизнь самоубийством погребается вне церковной ограды. О нем не возносится молитва в храме, ведь он более не участник спасения, не член Церкви. Но тем не менее последний суд над душой человека принадлежит Богу.

Чем помочь самоубийце? Прп. Феодор Студит говорил, что за находящихся вне Церкви (например, еретиков) можно совершать милостыню. Приведу обширную цитату на эту тему из переписки преподобного оптинского старца Леонида. Он так утешал своего ученика, отец которого покончил жизнь самоубийством: «Вручай как себя, так и участь родителя, воле Господней, премудрой, всемогущей. Не испытывай судеб Вышнего. Старайся смиренномудрием укреплять себя в пределах умеренной печали. Молись Всеблагому Создателю, исполняя тем долг любви и обязанности сыновней так: “Взыщи, Господи, погибшую душу отца моего: аще возможно есть, помилуй. Неисследимы судьбы Твои. Не постави мне в грех молитвы сей моей. Да будет святая воля Твоя”. Молись же просто, без испытания, предавая сердце твое в десницу Вышнего. Конечно, не было воли Божией на столь горестную кончину родителя твоего; но ныне он совершенно в воле Могущего и душу, и тело ввергнуть в пещь огненную, Который и смиряет, и возвышает, мертвит и живит, низводит во ад и возводит. При этом Он столь милосерд, всемогущ и любвеобилен, что благие качества всех земнородных пред Его высочайшей благостию – ничто. Для этого ты не должен чрезмерно печалиться. Ты скажешь: “Я люблю моего родителя, поэтому и скорблю неутешно”. Справедливо. Но Бог без сравнения более, чем ты, любил и любит его. Значит, тебе остается предоставить вечную участь родителя твоего благости и милосердию Бога, Который, если соблаговолит помиловать, то кто может противиться Ему?»

Другой оптинский старец, преподобный Амвросий, писал одной монахине: «По церковным правилам поминать самоубийцу в церкви не следует, а сестра и родные могут молиться о нем келейно, как старец Леонид разрешил Павлу Тамбовцеву молиться о родителе его. Выпиши эту молитву... и дай ее родным несчастного. Нам известны многие примеры, что молитва, переданная старцем Леонидом, многих успокаивала и утешала и оказывалась действительною перед Господом».

– А если снятся умершие, что это значит и как к этому относиться?

– Святые Православной Церкви вполне определенно и однозначно учат тому, что снам верить и тем более доверять нельзя. Наши сновидения, как правило, своим источником имеют либо наше человеческое естество (фантазии дремлющего сознания), либо рождаются под воздействием злых духов, со злыми же намерениями. Конечно, в каких-то редчайших случаях и Ангел Хранитель может по указанию Божию воздействовать на область человеческого сна. Но способны ли мы со стопроцентной уверенностью определить источник наших грез? Поэтому, в соответствии со святоотеческим учением, лучше и вовсе не обращать внимания на приснившийся образ, и не вспоминать его.
Если же человеку настойчиво снится кто-либо из умерших родных, и это смущает его душу, то, думаю, такие сновидения можно расценивать как хороший повод, чтобы усугубить молитву об упокоении близкого. Надо подать записку на Литургию, заказать сорокоуст, панихиду, самому внимательно помолиться о покойном, а ещё лучше – подготовиться к Исповеди и Причастию. Каков бы ни был источник таких снов: наша скорбящая и неспокойная память либо побуждение Ангела Хранителя к молитве о покойнике, – наши покаянные молитвенные труды смогут принести пользу и умершему, и нашей душе.

– Наступают Рождественские дни. Можно ли на Святках молиться об усопших?

– Господь Своим Рождеством принес на землю Жизнь, и Жизнь с избытком. Так Он Сам сказал. Его благодатная Жизнь особенно ощущается верующими людьми в дни празднования Рождества Христова. И хотя в период Святок, праздничных Рождественских дней, по церковному Уставу поминовение умерших в храмах не совершается, но в домашней молитве, конечно же, можно делиться радостью об этой Жизни и с умершими. Кто-то из них там, за гробом, уже вкусил этой Жизни в полной мере и делится ею с нами своими молитвами Богу о нас. Кто-то, наоборот, ждет, что наша молитва к Богу прольет в их мир луч Жизни. В любом случае, если мы помним и любим наших родных, если хотим с ними встретиться вновь, наша память о них в дни праздничной радости не должна огорчать нас, но вселять надежду на милость Божию ко всем – и живым, и умершим.

Беседовал Сергей Герук

Опубликовано: чт, 05/01/2017 - 14:11

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 11
За последние 30 дней: 25
Всего просмотров: 2,713

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle