Как относиться христианину к ветхозаветным заповедям?

Содержимое

Беседа на апостольское зачало 17-й Недели по Пятидесятнице.

В апостольском чтении 17-й Недели по Пятидесятнице мы слышим такие слова: «Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом. И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас. И буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель. Итак, возлюбленные, имея такие обетования, очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием» (2 Кор. 6:16–7:1). 

Апостол Павел напоминает одну из ветхозаветных формулировок завета Бога с людьми. Завет (договор) предполагает взаимные обязательства двух сторон. Нечто обещает Бог, и определенные обязанности принимает человек. Господь говорит: «Вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом…  И буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями». Что же народ должен сделать для этого? Ему необходимо исполнить все, заповеданное Богом. Из многих заповедей Ветхого Завета апостол Павел выбирает следующую: «Выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому». Напомнив такие строки, Павел объясняет их духовно-нравственный смысл: «Итак, возлюбленные, имея такие обетования, очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием».

Обратим внимание на то, как относится к ветхозаветным заповедям апостол Павел. Для великого проповедника они сохраняют свою актуальность. Однако апостол осмысляет древние повеления по-новому, обнаруживая скрытый в них духовно-нравственный смысл.

Ветхий Завет содержит в себе и вечное, и преходящее. Например, в нем мы находим обрядовый закон, так называемые 613 мицвот (заповедей), о которых сам Павел сказал: «Закон был для нас детоводителем ко Христу» (Гал. 3:24), т. е. приход Спасителя обозначил завершение эпохи ветхозаветной обрядовости. Но в первой части Библии начертан также закон духовно-нравственный, выраженный прежде всего в Декалоге, – и его никто не отменял.
«Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить» (Мф. 5:17), – говорит Господь в Нагорной проповеди. «Исполнить» означает не только буквальное выполнение, но и наполнение новым содержанием. Христос в точности соблюл законные правила (перед тем как их отменить), а также преобразил древние заповеди, свел их внутрь человеческого сердца, соединил с ними наш ум и чувства. В таком углубленном, преображенном виде они обязательны для христиан.

Например, в Декалоге сказано: «Не прелюбодействуй» (Исх. 20:14). От Христа же мы слышим: «А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5:28). Моисей пишет: «Не убивай» (Исх. 20:13). Христос же возносит нас еще выше: «А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду» (Мф. 5:22). А Иоанн Богослов еще прибавляет: «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца» (1 Ин. 3:15). Итак, в Новом Завете древние уставы становятся уже не внешним, но внутренним императивом, законом жизни сердца.

Интересно, например, как осмысляется в Православной Церкви 4-я заповедь Декалога о субботе. Чтим ли мы субботу? Да, но мы празднуем субботу в ее христианском понимании. Для нас важна суббота уже не столько как календарный день, а как состояние, о котором апостол Павел говорит: «Для народа Божия еще остается субботство» (Евр. 4:9). Есть суббота как календарный день, и есть субботство как состояние покоя во Христе, постоянной памяти о Боге, пребывания в Его святых заповедях. Всякий церковный человек, старающийся жить по Евангелию, молящийся во всякое время Богу, непрестанно празднует субботу. Но и календарный день мы тоже не забываем. Во все субботы года Церковь служит Божественную литургию. Суббота – праздничный день, в который запрещено строго поститься и класть земные поклоны. Даже Великим постом, когда в будние дни не служится Литургия, в субботу она непременно совершается, и мы немного ослабляем телесный пост и не совершаем поклонов земных. Также в этот день мы всегда вспоминаем тех, кто уже вошел в покой Божий – Богородицу, святых и всех усопших христиан. Таково наше празднование субботы и христианское исполнение 4-й заповеди Десятословия.

Так можно было бы разобрать любое ветхозаветное повеление, нравственное или обрядовое, ибо все они имеют скрытый духовный смысл. Даже в том случае если заповедь звучит, как кажется, не по-христиански. Например: «Перелом за перелом, око за око, зуб за зуб» (Лев. 24:20). Ведь здесь вовсе не имеется в виду месть. Бог повелевает, чтобы наказание не превышало вину. Если уж наказывать, то соответственно проступку. Ветхозаветный человек должен был понимать, что за повреждение одного глаза нельзя выдирать два. За один перелом нельзя ломать все кости. За выбитый зуб нельзя сокрушить челюсть. В ответ обидчику ты имеешь право, как максимум, сделать то же – но не более. Да и предназначалась заповедь не для отмщения, а для предупреждения греха. Человеку как бы говорилось: делая вред другому, ты причиняешь его себе.

Может ли работать эта заповедь в христианской жизни? Да. Например, если мальчишка украл велосипед, можно припугнуть его или попросить его отца всыпать проказнику ремня. Но сажать дите в тюрьму за кражу велосипеда было бы еще большим преступлением. Или если кому-то наступили на ногу в транспорте, он может потребовать извинения, если уж такой обидчивый, но не нужно оскорблять и лезть в драку. Если применить к такой ситуации закон Моисея, то максимум, что разрешено – наступить на ногу обидчику. По-христиански, конечно, лучше и этого не делать. Но как часто мы не достигаем в своей нравственности даже и ветхозаветной меры! Поэтому ветхозаветный кодекс поведения может быть неким порогом, за который нельзя заходить.

Или, скажем, другая заповедь: «Не вари козленка в молоке матери его» (Исх. 23:19). Исторически это повеление запрещало участие в языческих культах. Варение козленка в молоке матери – атрибут древних ханаанских богослужений. Но данное указание имеет и духовный, непреходящий смысл. Нельзя использовать то, что предназначено Богом для поддержания жизни (молоко для козленка), в целях разрушения жизни. Все, что нам дарует Творец, Он дает для жизни, а не для смерти. Но сколь многие дары Божии люди используют для того, чтобы убивать самих себя и друг друга!

Итак, имеют ли ветхозаветные заповеди значение для христиан? Духовно-нравственные указания – да, причем в христианском истолковании. Обрядовые же повеления в их прямом значении не нужны христианину, но в прообразовательном, или духовно-аллегорическом аспекте сохраняют свою актуальность. Заповеди Декалога, которые преобразил и наполнил новым содержанием Христос, являются обязательными для любого православного человека.

Такое понимание избавит человека от разных крайностей. Некоторые говорят, что тексты Ветхого Завета нас совсем не касаются. Это неправда. Но иногда можно услышать и то, что обрядовый закон Моисея никто не отменял и христианину надо различать чистых животных от нечистых, дозволенную пищу от недозволенной и проч. Это тоже неверно. Здесь требуется рассуждение, основанное на церковном толковании Священного Писания. Есть закон и Закон. Есть вечное и преходящее. Есть изменяемое и неизменяемое. Читая Ветхий Завет, необходимо все это различать. Господь да просветит наши умы и сердца и да сохранит нас от всякого заблуждения.

Сергей Комаров
 

Опубликовано: пт, 29/09/2017 - 14:14

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 1
За последние 7 дней: 7
За последние 30 дней: 242
Всего просмотров: 242

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle