История о неразгаданном старце, или Чудо уединенной молитвы

Содержимое

30 марта – день памяти преподобного Парфения Киевского.

Преподобный Парфений Киевский (1790–1855) – святой, не слишком хорошо известный нашим современникам. Он является местночтимым Украинской Православной Церкви с 1994 г. Схимник Парфений был одним из самых известных и почитаемых старцев ХІХ века.

Петр Краснопевцев, студент духовной семинарии, впервые посетил Киево-Печерскую Лавру летом 1814 г., придя пешком из Тулы поклониться святым печерским угодникам. Миновав святые ворота и увидев Великую лаврскую церковь, душа его ощутила неизъяснимую радость. И, как вспоминал старец Парфений, он тогда же дал обет остаться в Лавре на любом послушании. Петр покинул Тульскую духовную семинарию, получил благословение родителей и поступил послушником в Лавру.

Киево-Печерская Лавра. Гравюра XIX века

Первые двенадцать лет Петр (в иноческом постриге Пафнутий) трудился на просфорне. Однажды ночью ему было видение монаха в мантии, сидящего у просфорной печи с Псалтырью в руках. Затем монах явился послушнику во сне со словами: «Я Никодим-просфорник и всегда посещаю место, где я трудился и улучил милость Божию и спасение». С этого времени Петр особо полюбил этого печерского святого и, подражая ему, стал ежедневно прочитывать всю Псалтырь и вскоре уже знал ее наизусть.

В 1824 году, 20 сентября, Петр Краснопевцев принял монашеский постриг с именем Пафнутий. Его монашеская жизнь была отмечена примерами удивительного нестяжания. Холодной зимой какой-то странник украл у Пафнутия тулуп, в котором пойманного вора через несколько дней привели в просфорню. Видя его смущение, монах отпустил вора в тулупе, дав еще и денег на пропитание, при этом сказал: «Не троньте его, он, бедный, и в тулупе трясется; ведь нам хорошо здесь в тепле сидеть, а он без покрова день и ночь на морозе». 

В 1830 г., вскоре после рукоположения во священники, митрополит Евгений (Болховитинов) назначил иеромонаха Пафнутия духовником лаврской братии. Мрачная картина человеческих страстей, раскрываемых на исповеди, сокрушала его дух, однако причиной грехопадений он считал не злобу людей и не обдуманное их намерение согрешить. «Удалившись от Бога небрежением, человек попадает в когти диавола, а диавол играет им, как мячиком, – и не рад бы человек грех творить, да творит», – пояснял старец.

Митрополит Евгений (Болховитинов). XIX век

Презрение к материальным благам и любовь к молитве, которой он стремился посвящать каждую свободную минуту, были отличительными чертами старца Пафнутия. Молитва, по его выражению, как болячка, вросла в сердце и сделалась такой же потребностью, как пища или питие. Молитвенник, мистик и поэт, он с отроческих лет, когда его осенил белоснежный небесный голубь – Святой Дух, не раз удостаивался таинственных видений. Особую любовь и преданность старец питал к Божией Матери, изливая их в написанных им поэтических молитвах. В обширное келейное правило подвижник включил 300 молитв «Богородице Дево, радуйся».

Деньги и дары, приносимые многочисленными посетителями, старец сразу же раздавал. Случалось, что после ухода гостей он связывал в один узел дорогие чашки, подсвечники, хрусталь, белье и, вынося из кельи, клал все на дороге. Графиня Анна Алексеевна Орлова, его почитательница, завещала старцу огромную по тем временам сумму – 15 тысяч рублей серебром, которые он сразу же отдал для пропитания странников в лаврской гостинице.

 Графиня Анна Алексеевна Орлова. XIX век

Старец Алексий (Шепелев) вспоминал, что, будучи воспитанником митрополита Филарета, он получил от богатого купца блестящий червонец. Отрок стал играть подарком, побрасывая и ловя. И услышал от схимника Парфения: «Зачем ты играешься с дьяволом?» – эти слова мудрого старца запали ему в душу на всю жизнь.  

После пострижения в схиму с именем Парфений (в возрасте всего лишь 46 лет) схимник несколько лет провел в тесной келье. От иконы Пресвятой Богородицы, заграждавшей единственное окно кельи, во время молитвы ему был глас: «Схимничество есть – посвятить себя на молитву за весь мир».

Со времени принятия схимы Парфений в течение семнадцати лет ежедневно совершал Божественную литургию. Весну и лето проводил обычно с митрополитом Филаретом (Амфитеатровым) в Голосеевской пустыни, где в лесном уединении совершал свое молитвенное правило. Киевский святитель Филарет избрал старца Парфения своим духовником, их связывали прочные узы духовного родства и дружбы.      

Святитель Филарет (Амфитеатров). Гравюра XIX века

Писатель Николай Лесков, знавший старца Парфения, писал о нем как о «неразгаданном человеке, тихая слава которого была равна его смирению, превосходившему даже смирение его владыки». В Музее истории Киево-Печерской Лавры, расположенном по правую сторону центральной лаврской улицы, можно увидеть портрет схимника Парфения из коллекции Киево-Печерского историко-культурного заповедника. Его автор, Елена Бердяева, с любовью запечатлела на живописном полотне смиренный облик своего духовного отца. Елена Николаевна, жена генерал-лейтенанта М. Бердяева, была бабушкой знаменитого религиозного философа Николая Бердяева. Таким образом, всемирно известный русский мыслитель ХХ века оказался в духовном родстве с киево-печерским старцем Парфением.    

Последние годы жизни схимник провел в уединенных кельях при Ближних пещерах. Он  ежедневно совершал литургию в пещерном храме прп. Антония, а затем в специально устроенной для него келейной церкви. Преставился иеросхимонах Парфений в Великую пятницу 25 марта 1855 г., совпавшую с днем его любимого праздника Благовещения Пресвятой Богородицы. В музейной экспозиции рядом с портретом представлена копия рисунка лаврского иконописца Альвиана, запечатлевшего блаженную кончину старца накануне служения литургии. Схимник Парфений был погребен в Голосеевской пустыни – излюбленном месте его уединенных молитв. Захоронение его в церкви иконы Божьей Матери «Живоносный Источник» не сохранилось, однако память преподобного иеросхимонаха свято почитается.

Киево-Печерская Лавра. Церковь иконы Божией Матери «Живоносный Источник»

Ежедневная молитва преподобного Парфения Киевского, включаемая в состав православных молитвословов, звучит на удивление современно. Начинается она словами: «Господи! Отыми от меня праздность духа, погубляющую время; суетность мыслей, мешающую Твоему присутствию и развлекающую внимание мое в молитве; если же, молясь, я уклоняюсь от Тебя моими помыслами, то помоги мне, дабы сие развлечение было непроизвольно, и, отвращая ум, да не отвращу от Тебя сердце…» Каждый, особенно в дни Великого поста, может найти в ней то, на что отзывается сердце.

Елена Лопухина

Опубликовано: ср, 29/03/2017 - 12:00

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 6
За последние 30 дней: 20
Всего просмотров: 1,745

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle