Христианская мораль и война: о служении капелланов в украинской армии

Содержимое

«Украинская Православная Церковь не делит своих верующих на какие-то отдельные категории. Для нас дороги и ценны все – и те, кто находятся по одну сторону, и те, кто по другую сторону линии разграничения.
Исходя из этого, главное для Церкви сейчас – молить Бога о наступлении мира, который бы остановил маховик насилия и дальнейшего разделения страны
»  Управляющий делами УПЦ митрополит Антоний (Паканич) о капелланстве в современных условиях.

– Владыко, когда появился институт военных капелланов?

– В нашей Церкви первые шаги на данном поприще были сделаны еще в 1991 году: мы начали духовное окормление военнослужащих, которые после обретения Украиной независимости принесли присягу на верность украинскому народу. Во многом все строилось на инициативе регионального духовенства и рассматривалось в контексте миссионерской деятельности Украинской Православной Церкви. Однако в середине 90-х сотрудничество Церкви с армией стало постепенно выделяться в отдельный уникальный сегмент работы. Кульминацией данной тенденции следует считать создание в 1999 году Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и другими военными формированиями Украины.

В начале 2000-х нами были подписаны договоры о сотрудничестве с ВС Украины, внутренними войсками и пограничниками. На основании одного из таких соглашений священники Украинской Православной Церкви в 2004 году стали участниками миротворческой миссии Вооруженных сил нашей страны в Ираке. В целом довольно тяжело определить дату создания института военных капелланов, поскольку этот процесс был поэтапным и длительным. Некой точкой отсчета могло бы, например, быть время создания соответствующего Синодального отдела.

– Главная задача капелланов сейчас – поддержка и наставление военнослужащих. Должны ли капеллан и его Церковь верить в моральную направленность войны? Или это не обязательно?

– Соприкосновение морали и войны – очень тонкий и сложный вопрос. Наша Церковь дала на него исчерпывающий ответ в «Основах социальной концепции».

Война есть зло. Его причиной выступает греховное злоупотребление человеком своей свободой, «ибо из сердца исходят злые помыслы: убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15:19).

Страшным проявлением войны является убийство. Ведь оно не только прямо попирает Божью заповедь «Не убий», но и создает условия для разрастания взаимной ненависти, вражды и жажды мести, что, в свою очередь, может привнести в войну элемент использования и оправдания использования любых, даже самых чудовищных методов воздействия на своего врага.

Церковь не приемлет войну, но все же не воспрещает своим чадам принимать участие в боевых действиях, если речь идет о защите ближних.

При этом одной из важнейших задач Церкви является всестороннее донесение до военнослужащих, которых она окормляет, мысли о том, что сражающийся человек не должен терять своего нравственного облика и забывать, что его противник – такой же человек, как и он сам.

На войне нельзя допускать мародерства, пыток и насилия над мирным населением. Любые преступления уничтожают моральное превосходство над врагом и становятся причиной страшных поражений. Поэтому война должна вестись с гневом праведным, но не со злобою, алчностью, похотью (1 Ин. 2:16) и прочими порождениями ада. 

– Армия Великой Британии, например, старается идти навстречу требованиям вероучений даже религиозных меньшинств: в части специально поставляется халяльное и кошерное мясо. Солдатам, исповедующим ислам, выделяется специальная комната для молитвы, а также им разрешено соблюдать пост в месяц Рамадан, если это не мешает выполнению их прямых обязанностей. Как в украинской армии идут навстречу православным верующим?

– Опыт капелланской деятельности в Великой Британии весьма солиден. Он уходит своими корнями в XVIII век. Однако стоит подчеркнуть, что к такому формату работы с солдатами там тоже пришли не сразу. На мой взгляд, мы могли бы выйти на еще лучшую модель сотрудничества с армией, если бы не революция и переворот 1917 года, которые поставили точку во взаимодействии Церкви с военными.

На данный момент у нас все развивается в планомерном и естественном ключе. Я помню, как в 90-е годы нашему духовенству приходилось усердно доказывать армейскому начальству право солдата носить крестик или иметь небольшую икону. Теперь времена изменились. Военные сами идут на контакт и просят о духовной поддержке. Например, многие командиры помогают организовывать в своих частях праздничные службы, хотя в Уставе об этом ничего не сказано. Уверен, что такое взаимодействие будет расширяться.

– Любой священник может стать капелланом? Может ли им быть монах?

– Существуют определенные требования и правила. Капелланом может стать священник, который является гражданином Украины, имеет 3-летний опыт пастырского служения, а также духовное образование (минимум полный курс обучения в семинарии). Помимо этого он должен обладать хорошим здоровьем, позволяющим ему нести свое служение в любой точке, где находятся солдаты – воинская часть, полигон или зона боевых действий. И, конечно же, священник не может приступить к исполнению своих обязанностей как капеллана, не имея на то благословения священноначалия.

Монах, если он не является представителем священства, не вправе рассчитывать на должность капеллана. Однако он вполне может стать помощником капеллана, содействуя соответствующему священнику в совершении служб и проведении духовных бесед с военнослужащими.

– Военные капелланы служат во всех видах войск?

– Да. Поскольку везде там, где есть паства, должен быть и пастырь…

– Штатные капелланы считаются военнослужащими? Они имеют право носить и применять оружие?

– Статус капеллана определяет государство. На сегодняшний день он не является военнослужащим. Более того, он – «некомбатант». Так называют входящих в состав вооружённых сил лиц, функции которых сводятся лишь к обслуживанию и обеспечению боевой деятельности вооружённых сил.

По церковным правилам капеллан не имеет права носить и применять оружие.

– Сегодня Украина разделена гражданским противостоянием, не обошло это разделение и православных верующих. Волею судьбы одни оказались по одну сторону фронта, другие – по другую. Как это будет учитываться в работе капелланов?

– Если говорить конкретно о капелланах, то они, согласно ранее подписанным договорам между Церковью и Министерством обороны, Министерством внутренних дел, Государственной пограничной службой и т. д., духовно окормляют военнослужащих этих силовых структур.

В целом же Украинская Православная Церковь не делит своих верующих на какие-то отдельные категории. Для нас дороги и ценны все – и те, кто находятся по одну сторону, и те, кто по другую сторону линии разграничения.
Исходя из этого, главное для Церкви сейчас – молить Бога о наступлении мира, который бы остановил маховик насилия и дальнейшего разделения страны.

– Как проходит отбор кандидатов? Священники оцениваются по психологическим, физическим, духовным критериям? Будущие капелланы должны быть готовы к тому, что им придется работать в экстремальных условиях, готовить солдат к возможной гибели и необходимости убийства?

– Способность капелланов работать в экстремальных условиях во многом зависит от глубины веры и духовного опыта священника. Человек никогда не будет готов к стрессу, вызванного тем, что его могут убить и что ему необходимо убивать самому. У солдата происходит настоящая переоценка ценностей.

Для священника крайне важно не упустить этот момент. Малейшее опоздание или неправильно сказанные слова могут сделать сердце воина черствым, а душу наполнить жаждой мести и убийств.

Такой поворот станет настоящим духовным поражением, поскольку лишь победа над злом в своей душе открывает человеку возможность справедливого применения силы. 

– Капелланам разрешено поднимать вопросы морали? Если у священнослужителя возникают сомнения относительно некоторых планов командования, он вправе обсудить их с офицером?

– Мировая практика свидетельствует, что в некоторых зарубежных странах капелланы привлекаются даже при планировании военных операций. Нам, конечно, до такого уровня взаимодействия с армией еще далеко. Однако, безусловно, если у военного священника возникают сомнения морального или этического плана, то он должен высказать все свои мысли по этому поводу командиру части, где он проходит свое служение. При необходимости капеллан может донести соответствующую информацию старшему военному священнику.

– По какой программе происходит подготовка капелланов?

– В конце прошлого года Священный Синод Украинской Православной Церкви поручил разработать учебный курс по духовно-пастырской опеке военнослужащих Вооруженных Сил Украины для студентов высших духовных учебных заведений УПЦ и ввести его преподавание со второго полугодия 2016/17 учебного года.

В КДАиС этот курс уже разработан. Он читается для семинаристов 4-го курса.

Что же касается соответствующего курса подготовки со стороны Министерства обороны, то он, насколько я знаю, еще в стадии формирования. В его рамках будут изучаться основы военного дела, вопросы военно-гуманитарной и военно-психологической подготовки.

Беседовала Наталья Горошкова

Опубликовано: пт, 17/02/2017 - 14:25

Статистика просмотров

За последний час: : 1
За последние 24 часа: 1
За последние 7 дней: 7
За последние 30 дней: 23
Всего просмотров: 796

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle