Чудесные происшествия в монастыре Преподобного Григория Святой Горы Афон

Содержимое

* Незадолго до ухода в армию я заболел острым ишиасом. Боль была периодическая, но невыносимая. Когда она настигала меня, я не мог устоять на ногах и падал на землю, где бы ни находился. Никакие врачи и медикаменты, ни теплые ванны, ни армия не смогли излечить меня. Это было постоянное и мучительное состояние.

Однажды в нашу гавань привезли пшеницу, и все мы, по обыкновению, должны были разгружать ее. И когда разгрузка началась, у меня внезапно случился мучительный приступ. Я упал наземь, скрученный судорогой и стонущий от боли. Прибежали два-три отца и один почтенный добродетельный старец. Арсений, Артемий… Имени его я не помню. Они спросили меня, в чем дело. И когда я рассказал им о своем недуге, об этом узнали все вокруг и начались пересуды. Многие посочувствовали мне, другие усомнились в правдивости моих слов, третьи и вовсе не поверили. Некоторые подумали, что я сказал об этом, чтобы освободиться от работы. Другие преувеличенно сочли меня “пройдохой из Пирея”.

Я терпел все это. И лишь мой старец утешал меня: “Не плачь, мой мальчик. Не отчаивайся. Я верю тебе. И других отцов смогу убедить в твоей искренности. Но я дам тебе один совет и прошу тебя меня послушаться. Мы здесь имеем своего собственного врача: святую Анастасию Римскую. Мощи ее находятся в часовне. С самого вечера бодрствуй и молись ей от всего сердца и со слезами. А когда утром закончится литургия, помажь маслом от ее лампады место, которое у тебя болит, слезно прося святую исцелить тебя. После этого приходи навестить меня”.

Я в точности исполнил сказанное. И, помазавшись маслом, – о чудо! – я внезапно стал двигаться свободно, без малейшего намека на боль.

С того дня прошло шестьдесят лет. Болезнь ко мне более не возвращалась.

* В городе Веррия в Македонии существует подворье Григориата. Один-два раза в год, каждый раз летом, мы ездим туда по морю на маленьком монастырском корабле.

Однажды я с двумя братьями отправился на подворье. Но между Кассандрой и Пилио царил непривычный штиль, хотя мы усердно гребли. И это, я бы сказал, раздражающее безветрие, заставило меня думать, что быть беде. Это было нескрываемое волнение без видимых на то причин, нечто вроде предчувствия. И хотя братья просили меня ненадолго перестать грести и отдохнуть, я приказал им быстрее работать веслами, словно что-то предупреждало меня о надвигающейся опасности. Мы должны были как можно скорее добраться до берега между Пилио и Олимпом. Легкий морской бриз очень помог нам: мы причалили к берегу, спустились и привязали корабль. Между тем, маленькое облако на Пилио становилось все больше и чернее, предвещая страшное ненастье. И какой ужас последовал после! Разразилась редкой силы буря, шторм, шквал, как говорят.

Когда мы прибыли, все жители подворья выбежали нам на встречу, пораженные и недоуменные. Они смотрели на нас, крестились и уверяли, что нас спас святой Николай.

Мы пробыли там несколько дней, после чего, снарядившись и собрав припасы, поплыли назад. И какое мрачное зрелище ждало нас по дороге! Где бы мы ни проплывали, везде встречали потерпевшие крушение корабли. Все корабли, стоявшие на якорях в пострадавших портах от Ливы до Гарби, были выброшены на берег или потоплены. Вся юго-западная часть Кассандры, Сифонии и Афона пострадали от этого шторма.

И когда мы добрались до монастыря, нас ждало еще более печальное зрелище: корабль из Литохоро, нагруженный древесиной, был потоплен. Здесь наше волнение достигло своего апогея.

Опуская рассуждения, я хочу обратить внимание лишь на свою беспричинную тревогу, которую я испытывал в пути. Не было ли это очевидным и несомненным вмешательством святого?

* Каждый год 6 декабря наш монастырь совершает праздник по случаю дня памяти святого Николая, запасаясь рыбой из Палиури в Кассандре, где рыбаки постоянно ловят рыбу.

За несколько дней до праздника монастырский корабль был послан туда, чтобы забрать рыбу. Кормчим был опытный монах, благочестивый и простой, привыкший к морю, еще когда он жил в миру.

Но прежде чем он вернулся, подул сильный юго-западный ветер и значительно задержал отправление. Время шло, близился праздник, а ветер все усиливался. Монах беспокоился: “Неужели праздник начнется без рыбы?” А это, по его мнению, было немыслимо. И он решил отплыть в штормовую погоду. Другие рыбаки тщетно пытались убедить его отказаться от этой безумной затеи. Но монах был непоколебим.

Он отплыл, перекрестившись, поставив на штурвал икону святого Николая и сказав: “Святой Николай, ты видишь, какая сейчас погода. Распорядись же, чтобы праздник в твою честь не начался без рыбы. Отправляемся!”

И святой, действительно, именно так и “распорядился”. Когда монах подошел близко к монастырю, отцы издалека заметили его и вышли на берег. Корабль парил по волнам, словно чайка. Отцы взяли с собой икону святого Николая и стали молиться, чтобы корабль без труда смог причалить. Однако в таких условиях это было совершенно невозможно.

Но только не для святого Николая. Огромная волна подхватила корабль и, высоко подняв его, опустила прямо на пристань, на место, где он стоял, после чего мирно отошла, исполнив свой долг. Это событие было торжественно отпраздновано. Поразительны вера этого благочестивого монаха и помощь святого.

* Ужасный пожар обрушился летом на монастырские леса. Дул ветер, и пламя быстро распространялось. Вскоре оно должно было уничтожить все каштаны, главный источник монастырских доходов. Страшное зрелище. Я был его очевидцем и слышал лесных змей, которые, сгорая, шипели.

Когда весть о пожаре дошла до монастыря, отцы и старец вынесли святые мощи. И тогда одно из облаков повисло над лесом, и начался такой сильный ливень, что страшный пожар мгновенно был потушен.

Источник: “Преподобный Григорий”. Ежегодное издание святого монастыря преподобного Григория Святой Горы”, Древние чудеса монастыря преподобного Григория. 1983.

Пемптусия

Теги

Опубликовано: пт, 06/01/2017 - 14:39

Статистика просмотров

Всего просмотров: 687
За последние 30 дней: 687
За последние 7 дней: 5
За последние 24 часа: 1

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle
Реклама: