Что война делает с детьми

Содержимое

Интервью с настоятелем Свято-Александровского храма п. Боково-Платово Антрацитовского благочиния Ровеньковской епархии Луганской области протоиереем Николаем Матюшевым.

– Как дети изменились за это время, за время войны?

– Сейчас уже резкие перемены не ощущаются. А на первых порах дети постоянно ощущали страх и тревогу. Приезжаем, например, в Харьковскую область, ребята увидят самолет и начинают прятаться, плакать, боятся, что будут стрелять…

Когда начались боевые действия, все по возможности вывезли детей из нашего региона. Осталось немного детворы, взросление ее произошло намного быстрее, чем сверстников из мирных регионов.

Когда поуспокоились военные события, дети быстро пришли в себя. Они живут в своем микроклимате, микрокосмосе, в  семье. Для них главное – погода в доме, среда, в которой они находятся ежедневно. От этого зависит мировоззрение, их состояние.

В нашем регионе сейчас спокойно, вернулась более-менее нормальная жизнь, дети посещают школы, детские садики, их водят на экскурсию в храмы. Священники бывают в школах, активно общаются с ребятами.


– Дети есть дети, это правда. Многие, может, и воспринимают происходящее как игру в войнушки…

– Вот именно. Дети многое не воспринимают на полном серьезе. У взрослых осознанный страх, а у детей ребяческий – многие действительно считают войну игрушкой, приключением. Дети остаются детьми. Если бы они понимали, что все по-настоящему, то, может, было бы и другое отношение к войне, бόльшие травмы психического состояния.

– Увеличилось число людей в храме? Ведь, говорят, на войне атеистов не бывает.

– Многие уехали, но пришли другие. По статистике – такое же количество. Кризис нанес двойной удар по семьям: многие не столько сплотились, сколько разъединились, ведь одни не выдержали кратковременной разлуки, другие – депрессии и неурядиц… Мы чем можем помогаем семьям, проводим беседы.

– Рождаются ли дети?

– Да. Судя по количеству крещений, рожать стали меньше: и опасаются в такое время, не верят в стабильность ситуации в нашем регионе, нет работы, материального благополучия. В каждой школе, в каждом заведении отмечается День защиты детей. Этот праздник наполнен особым смыслом для каждого из нас.

В прошлом году наши прихожане организовали в приходе концерт, устроили костюмированное представление, которое посетило более 170 детей. Мы своими силами построили большую красивую детскую площадку возле храма. Дети рисовали на асфальте, конечно же, мир.

– Ребята задают вопросы о войне, интересуются, почему так происходит?

– Спрашивают, но далеко не все и отнюдь не всегда. Мне кажется, что в наше время даже взрослым хочется забыть это, а тем более детям. Они стали свидетелями страшных времен, сидя в подвалах, когда летели пули, разрывались снаряды. Сейчас, пока спокойно, они стараются забыть об этом.

Жизнь нынче течет мирно.

Люди работают, дети ходят в школу, сейчас каникулы.

8 июня, в день памяти Петра и Февронии, мы планируем еще один праздник провести – День любви, семьи и верности. Нужно поддержать семьи, хотим их привлечь и максимально сплотить.

Семейные ценности и возрождение семейных традиций – это цивилизационный вызов XXI столетия.

– Почему, на Ваш взгляд, семьи не выдержали испытаний?

– Если бы в семьях были изначально заложены принципы жертвенной и искренней любви, заботы, верности, если бы супруги соблюдали христианские ценности, то результат был бы иным. Зачастую люди строят семьи, руководствуясь неверными представлениями – не столько дарят заботу, сколько ждут ее. Соответственно, малейшее испытание ускоряет процесс распада семьи.

Поэтому в наше время очень важно приложить усилия к тому, чтобы семьи создавались на правильном фундаменте – на взаимной заботе, взаимоуважении,  на желании дать счастье второй половине, а не требовать его лишь для себя.

– Люди не стали больше обращаться  и доверять Богу?

– Мне кажется, что есть прогресс: не по статистике посещений храма, а по искренности молитвы. В довоенное время на воскресную службу приходило около 150 человек, а 14 августа, на праздник Животворящего креста Господня, когда мы освящали мед, все столы были заставлены этим кушаньем.

Но в прошлом году людям довелось сидеть в подвалах, и в храме на столе  была одна единственная маленькая пол-литровая баночка меда, как в известном фильме – икра заморская баклажанная. Прихожане не пошли в храм, в подвалах молились – в такие времена молитва искренняя, сердечная. Спустя год мы уже с улыбкой вспоминали эти события.

Беседовала Наталья Горошкова

Опубликовано: ср, 01/06/2016 - 12:34

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 0
За последние 30 дней: 0
Всего просмотров: 231

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle