Что можно делать и чего категорически нельзя делать во время Великого поста?

Содержимое

Краткая инструкция пользователя Великого поста от протоиерея Игоря Рябко.

Каким-то пятым чувством я научился понимать, что кроется за тем или иным вопросом. Вот за этим, например, стоит: «Что Тебе, Господи, надо, чтобы Ты мне этот пост засчитал и поставил галочку «выполнено» в нормо-контроле моей зачетки личной праведности?» Как часто мы похожи на тех иудеев, для которых главное – это суметь соблюсти 613 предписаний Торы, где 248 (число костей и органов в теле человека) обязывающих, а 365 (количество дней в году) запрещающих. И не меньше мы похожи на них, когда пытаемся это все как–то «правильно» и по закону «обойти» – всякие котлеты из сои, постный шоколад и другие лакомства придумывать.

Особенно это комично у людей зажиточных. Изначально пост возник, в том числе, из побуждений благотворительности. Мясо всегда стоило дорого. Экономя на нем, христианская семья могла собрать средства для помощи людям нуждающимся. А сегодня богатые люди могут так «строго поститься» на деликатесах и дорогостоящих постных продуктах, что тратят на один обед столько, что на эти средства могла бы кормиться целый месяц бедная многодетная семья.

Но, я начну свой разговор о Великом  посте с главного. Не с того, что «можно» или «нельзя», а с того, что «нужно».

«Покаяния двери отверзи ми, Жизнодавче Христе»

В пост мы часто говорим о «покаянии», о «весеннем духовном обновлении» и прочь. Но что это «покаяние» означает? 

Из своего, уже более чем двадцатилетнего опыта служения в Церкви, я вижу, что многие прихожане понимают покаяние, как подробный отчет о проделанной греховной работе. По их мысли, если, придя на исповедь, сдать батюшке аккуратно заархивированные грехи, то Бог взмахом священнической разрешительной молитвы сможет их утилизировать. Потом можно с чистой душой жить дальше, главное – продолжать педантично вести протокол новых греховных дел, которые собираются для очередного утилизационного проекта. В понимании таких прихожан, самое страшное что-то пропустить в протоколе, а Великий пост – это такая себе генеральная ревизия греховного производства души.

Боюсь, что иллюзия покаяния называется «прелестью», т.е. духовным самообольщением. Само слово «покаяние» (греч. Μετάνοια), означает  «перемена ума», «перемена мысли», «переосмысление». В нем заложен иной принцип. Представим, что GPS-навигатор нашей души привык ехать по одной и той же дороге: мимо рынка, банка, гламурных магазинов, лавочек, болтовни и осуждения. Но вдруг приходит понимание, что маршрут проложен неправильно, ведет в болото, а в конце его очень гадкое, темное и ужасное место. Водитель срочно перепрограммирует маршрут. Он дает другие промежуточные точки. Теперь там заложены иные ценностные ориентиры. Духовные упражнения, молитва, доброделание, внимание к себе. Казалось бы, чего проще, решил и езжай, но не тут-то было.

Из дисплея навигатора начинает высовываться противная рогатая морда и возмущаться: «ты че, совсем оборзел, а ну давай езжай по старому маршруту». И машину начинает водить и бросать по дороге. Если водитель не уступает и продолжает бороться за то, чтобы следовать по новому пути,  то это называется  «духовной бранью», а сам процесс следования новому маршруту и его удержание называется «покаянием». И дело ведь не в том, сколько ты грехов исповедовал, а в том, что грешить надо переставать.

«Горе имеем сердца»

В этом процессе происходит глобальная переоценка жизненных ценностей, устремлений, желаний и прочь. Мы учимся жить не так, «как все», а как «Богу угодно», как «для души спасительно». Тут человек обязательно столкнется с непониманием окружающих, может быть, даже с осуждением или презрением. Будет борьба старых греховных привычек с новыми, еще не укоренившимися, благочестивыми желаниями и стремлениями.

В чем же специфика Великого поста во всем этом? Разве не так мы должны жить все время, спросите вы? Да, это правда, но специфика Великого поста в том, что это период духовного техосмотра. «Горе (в вышине) имеем сердца» становится содержанием каждого мгновения жизни. На какой максимум мы способны в области духовного делания, какую скорость можем набрать?

В заданном вопросе прозвучало, а можно там сходить в кино, театр и прочь. Что я могу сказать? Только посоветовать. Если вы в Прощеное воскресенье подняли глаза в Горний мир, то попробуйте не опускать их хотя бы до Антипасхи. Попытайтесь прожить это время так, чтобы в вашей душе отражалось только Небо и ничего другого. Только вы и Бог.

Я специально не буду касаться в этой статье вопроса кулинарии. У меня сложилось впечатление, что Великий пост для некоторых знатоков Православия только из того и состоит, чтобы вникнуть и понять, а есть ли в этой булке хоть какая–то молекула молока, а не затаился ли белок животного происхождения вот в этом салате? Главный вопрос не в том, что вы положите в желудок, а в том, что вы положите в сердце, ум и волю. Кулинарный постный календарь вы прочтете на любом сайте православных диетологов.

Я лишь хочу предложить один древний рецепт, написанный еще в IV веке одним из глубоких знатоков духовной кулинарии: «Возлюби Бога и делай, что хочешь».

Протоиерей Игорь Рябко

Теги

Опубликовано: вт, 08/03/2016 - 22:38

Статистика просмотров

Всего просмотров: 21,232
За последние 30 дней: 36
За последние 7 дней: 7
За последние 24 часа: 0

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle